8 (903) 255 79 48
Психолог Гузель Махортова

Библиотека

СТРАДАНИЕ КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ?

Мы ищем со-страдания  у постороннего человека, психотерапевта, гуру, экстрасенса, когда не можем  самостоятельно справиться со страданием, болью, растерянностью, отчаянием. Нам неловко, совестно обременять проблемами  близких людей, а порой это кажется (и вполне обоснованно) совсем небезопасным. Ведь с человеком, которому  поведаны сокровенные тайны, придётся общаться каждый день, и всегда есть опасность, что вас могут эмоционально ударить по болевым точкам.

Размышляя о том, как лучше подать материал, не сводя всю сложность и неоднозначность проблемы жертвенности – доминирования к описанию садомазохистического комплекса, внезапно озарилась мыслью, что большинство женщин пытается выйти из матрицы страдания в матрицу глянцевого благополучия, в которой идеальный, красивый и богатый мужчина избавит  её раз и навсегда от всех душевных терзаний.

Но даже на первый, весьма поверхностный взгляд, очевидна неравнозначность замены. Внутреннее неблагополучие пытаются подменить внешним благополучием. На этой бессознательной тенденции ловко играют манипуляторы всех мастей, прежде всего альфонсы и брачные аферисты.

Как только манипулятор предлагает «истерзанной» душевными страданиями женщине конфету в виде глянцевого, духовного благополучия, женщина отключает функцию контроля, на аргументы близких, пытающихся вразумить потерявшую голову  от предвкушения долгожданного женского счастья, отвечает сурово: « Вы не знаете ситуацию изнутри!».

В терапии было несколько клиенток, женщин далеко не глупых, благополучных в материальном плане, в душе которых  до сих пор жива недолюбленная девочка в отсутствии поддерживающих родительских рук.

Женщинам обещались все блага мира, нужно вот только денег одолжить  здесь и сейчас « настоящему» полковнику, непризнанному гениальному художнику т.п.. И женщины, далеко не глупые, с прекрасным образованием, заглатывали крючок, отдавали достаточно крупные суммы денег, прописывали в московских квартирах.

Обман в скором времени раскрывался, а обманутая возлюбленная возвращалась в матрицу страдания.

Вот здесь мне хочется менторским тоном, может быть даже несколько ехидным написать, а нужно было разобраться с внутренними объектами, прописанными в личном бессознательном,  негативными генотипическими программами из коллективного бессознательного рода. Найти ресурс в кладовых бессознательного, и  трансформировать внутреннюю женщину.

К сожалению, в нашем обществе отсутствует культура потребления психотерапевтических услуг. Да и сами коллеги, к большому стыду, не всегда соответствуют высоким стандартам профессии.

Другим немаловажным наблюдением является то, что  тенденция страдать имеется не только в личном, но и коллективном бессознательном. Не берусь утверждать за всё человечество, но в российском обществе очевидно.

Мы страдаем от несчастной неразделённой любви, мы страдаем в разлуке, мы страдаем, когда от нас уходят те, кого мы любим, страдаем когда, как нам кажется, нас не достаточно любят, или любят, но не так, как мы этого хотим, заслуживаем.

Жизнь как бесконечное страдание весьма в духе русской ментальности, воспетой Фёдором Михайловичем Достоевским, Тургеневым, Чеховым.

Но на дворе 21 век. Что же изменилось в нашем коллективном бессознательном вообще и  личном  в частности?

На смену глубине страдания загадочной русской души пришла тенденция заменить всё глянцевой картинкой, на которой улыбаются белозубые одинаковые красавицы белозубым  одинаковым красавцам.

Или же несколько хуже, отыгрывание  сценария  страдания в противоположную сторону –  самому причинять боль тем, кто окажется в радиусе ближайшего действия.

У многих клиентов при абсолютно искреннем, осознанном запросе на счастливые,  гармоничные отношения, в бессознательном доминирует потребность страдания.  Мы хотим быть счастливыми, но по большей части  умеем только  страдать и жалеть. То есть несём в себе статус жертвы, и, как ни странно, желание доминировать.

Женщины, испытавшие с детства все ужасы городка под названием « наша семья» считают  абсолютно нормальным жестокость, насилие, агрессию в отношениях.  Психику нельзя изменить за несколько часов тренинга, тем более, невозможно купить билет в другую жизнь за счёт «идеального» мужа.

Там, где житейские психологи  видят козни врагов, напустивших порчу, венец безбрачия,  я вижу логику и закономерности функционирования личного и родового бессознательного. Многие из нас, что называется, больны на голову,  но при этом у них есть чувства и они находятся в отношениях. Привычка  терпеть поражения  и выигрывать  сражения в гендерных войнах  – это устойчивые  семейные сценарии, передающиеся из поколение в поколение, подкрепляемые литературой,  кино, музыкой, театром.

При всей моей любви к великой русской литературе не могу не отметить, что Льва  Николаевича  Толстого  и Фёдора  Михайловича Достоевского нельзя назвать образцовыми  мужьями. Дети великого старца были обделены его вниманием , в то время, как крестьянские получали. Софья Николаевна, шесть раз переписавшая от руки « Войну и мир», страдала от психологических особенностей мужа так сильно, что по свидетельствам современников злоупотребляла морфием. Фёдор Михайлович  проигрывал в карты  украшения жены. Это никак не умаляет гениальности обоих, но имеет место быть.

Результатом психотерапии  часто является не удачное замужество, а открытие возможности жить другой жизнью без взаимных претензий, обид и манипуляций.

Я не умаляю значение любви, наоборот, считаю, что это величайший подарок небес. Но, следуя известной христианской заповеди, любить ближнего нужно, как самого себя. А вот раненная женщина преимущественно хочет вылечиться за счёт чувств, но мужчина - не лекарь, в его душе  часто живёт такой же перепуганный ребёнок, жаждущий родительской любви.

И вместо  прелести обретения, узнавания друг друга, мужчина и женщина начинают выяснять кто кому больше мама, и кто кому должен  хорошую грудь.

Это не честно, ни по отношению к божественному дару, ни по отношению к тому, кто стал катализатором  рождения любви.


Комментарии

Captcha